Среди психотерапевтов уже не один десяток лет точатся споры по поводу «нормального» и «ненормального». Одна из спорных тем – это нетрадиционная сексуальная ориентация и в частности гомосексуальность. Лично я отношусь к этому не то чтобы толерантно. Я просто не вижу тут причины что-либо толерировать. Для меня человек это человек. И он может любить другого человека. Независимо от того, какие половые органы носит его возлюбленный 🙃

Гомосексуальность: Отцы и дети

В моей практике было немало случаев, когда приводили подростка, родители которого стремились его “исправить”. Они задавали вопрос, пройдёт ли гомосексуальность когда-нибудь. Что я могу сказать поэтому поводу… На мой взгляд, не имеет абсолютно никакого значения, пройдёт это или не пройдёт. Ребёнок ждёт принятия и понимания со стороны родителей. Задача родителей в этом случае научить его безопасным границам в отношениях с человеком любого пола. Таким родителям я обычно говорю, что не задают неправильный вопрос. Как же звучит продуманный вопрос? Он звучит следующим образом – как я справлюсь со своим отношением и чувствами по поводу гомосексуальности моего ребёнка и как я могу поддержать его, как личность?

Ответ на этот вопрос предельно прост – осознайте, что ничего не изменилось с того момента, как ваш ребёнок не признавался в своих предпочтениях. За минуту до того как вы узнали этот большой секрет и до того момента как вы стоите в шоке и не знаете что сказать – ничего не изменилось. Кроме одной очень важной вещи – ваш ребёнок посчитал вас достаточно устойчивым, любящим и принимающим родителем для того, чтобы поделиться такой новостью. И от вашей реакции зависит то, какими будут ваши дальнейшие отношения.

Если вы сможете справиться с шоком, увидеть за деревьями лес (ребёнка, а не гея или лесбиянку), в будущем вы получите в лице ребёнка не просто благодарного сына или дочь. Вы получите самого близкого друга, самую надёжную опору в старости, самые тёплые и честные отношения на которые могут расчитывать родители. Не стоит говорить фразы вроде «я люблю тебя любым», «Ну что ж тут поделаешь”, “у тебя это пройдёт”. Лучше быть предельно честным. Дайте человеку понять, что вы воспринимаете его всерьез. Уважайте, имейте к этому собственное отношение, которое тем не менее никак не повлияет на ваше отношение к ребёнку.

Это могло бы звучать как “Это важное и немного неожиданное для меня известие. Мне сложно сейчас сказать, как я к этому отношусь. Мне нужно время разобраться с этим. Но в любом случае это никак не повлияет на мою любовь к тебе. Спасибо тебе, что ты мне доверился, это очень важно для меня». 

Грань нормы (вне ориентации)

Естественно, если гомосексуальность сочетается с какими-то половыми перверсиями – это требует коррекции. Точнее, коррекции требует сама перверсия. А сексуальными перверсиями страдают люди любой ориентации, возраста, конфессий и т.д. 

Сексуальные перверсии — это то, что принято называть извращением. Большей частью перверсии являются психическими расстройствами, они требуют лечения и глубокой длительной психотерапии. Мы можем говорить о том, что присутствует расстройство, когда способ проявления сексуального интереса совершения полового акта наносит ущерб человеку или его партнёру. Ущерб как эмоциональный, так и физический. Отдельных категорий в данном случае является педофилия. Ребёнок может получать удовольствие от стимуляция половых органов, за что испытывать потом стыд. В данном случае мы не говорим о норме. Дети не являются достаточно осознанными и ответственными за себя для того, чтобы сделать выбор и отказаться от такого контакта.

Является ли гомосексуальность следствием травмы?

В своей работе я в принципе работаю про отношения. С кем бы они ни были. Мою точку зрения не разделяют очень многие коллеги, считают что гомосексуальность является результатом психологической травмы. Здесь для меня всегда есть дилемма. Даже если это так, но человек счастлив и доволен и здоров в своем нынешнем положении. Стоит ли это менять?

Ещё у меня бывают люди, которые приходят для того, чтобы вернуть себе, как они считают, «нормальную» ориентацию. В данном случае мой пласт работы лежит там, где нужно определить отношение человека к своей гомосексуальности. Если это связано с тем, что у него появились чувства к человеку неожиданного для него пола… Чаще всего речь идёт о стыде, о страхе социальной оценки и даже агрессии со стороны других людей. В данном случае я настаиваю на том, чтобы дать человеку выбор. Изменить свою нынешнюю сексуальную ориентацию – это лишение выбора. Оставить его без права вернуться обратно – это тоже лишение выбора.

К счастью, прошли времена, когда гомосексуальность считалась заболеванием и ее лечили. Кроме этого лечение было довольны жестоким. Более того, у многих людей наличие такого выбора вызывает страх. Страх связан с тем, что наше общество все ещё не настолько разумно толерантно, как должно было бы быть. Под разумной толерантностью лично я понимаю разделение личного отношения и права другого человека любить того, кого он считает нужным. Да, у социума и у каждого его члена может быть отдельное, пусть даже негативное отношение к гомосексуальности. Но это отношение ни в коем случае не должно влиять на отношение к человеку. Не должно делать это единственным критерием здорового и нездорового. В данном случае для меня критерием является причинение ущерба окружающим людям. А как показыват практика — этого обычно стоит ожидать именно от общества.

Гомосексуальность и социум

Что касается социальных норм – это понятие растяжимое. Мы наблюдаем сейчас, как толерантность в определённых странах приобретает нездоровый оттенок. Радикальность в толерантности является излишней и ненужной. Она порождает агрессию, делит людей на категории, которые как будто имеют и не имеют право на существование. Именно на фоне такой радикальности часто рождаются “Теневые желания». Это именно то что связано с безопасностью: сексуальные перверсии, агрессивное течения, преследование людей, которые почему-то отличаются от того, что большая часть населения считает нормальным.

Я уже много лет занимаюсь психотерапией, помогла справиться с последствиями прошлого стоням людей. Но мне все ещё печально слышать, когда человек приходит со стыдом за свои совершенно здоровые, безопасные желания и потребности. Я все ещё злюсь, когда слышу об агрессивном, не здоровом отношении к человеку, которое упирается в отношение к его выбору. Я могу понять каждую из сторон, могу помочь разобраться в собственных мыслях. Но свою роль, как психолога, я вижу в том чтобы дать человеку выбор. В том числе выбор в отношении к тому, что для него непривычно, а значит страшно.

Я слышала множество историй, когда даже самые близкие люди отворачивается, меняют свое отношение после «каминг-аута» близких людей про их гомосексуальность. Я вижу, как это больно, когда люди говорят о том, что на слово их принимают и поддерживают, но в отношении считывается жёсткое непринятие, отвержение и дистанцирование.

Данную статью я пишу как письмо поддержки тем людям, которые борются за право быть собой.

С любовью к личности,

Ваша Анастасия

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.